«С 20 февраля работаю без выходных, впервые отдохнул в день игры с «Амкалом». В России есть сборная врачей, она лучшая в мире

Спартак-2 Амкал РФС Футбол

Фанаты блогеров возмущались капитаном.

1. В России есть футбольная сборная врачей: с тренером, сборами и выездами на турниры.

2. Эта сборная – действующий победитель Олимпийских игр. Летом 2019 года врачи стали первыми среди 40 сборных на турнире в черногорской Будве. 

3. На прошлых выходных команда врачей Москвы (60% той сборной России) с врачом Эдуардом Безугловым в составе сыграла против «Амкала» (врачи проиграли 2:3). 

Матч прошел по всем нормам РПЛ: запасные футболисты сидели на расстоянии и в масках, не жали руки, к полю «Сапсан Арены» подпускали только после анализа на ковид и через QR-код, журналисты брали интервью у игроков по зуму и телефону. Врачами в маске и перчатках руководил приглашенный РФС Дмитрий Сычев. 

Наш текст – не про «Амкал» и очередной скандал в матче блогеров, а про сборную врачей. Их любовь к футболу, жизнь в месяцы пандемии, футболе во имя медицины и медицине во имя футбола. «В команде собраны разные специальности от урологов и ортопедов до эпидемиологов», – рассказал капитан команды Александр Тутов. О них и расскажем. 

Что такое сборная врачей? Как ездят на турниры? Игроки обязаны разбираться в медицине?

Геннадий Войчишин, руководитель центра дезинфекции, президент Ассоциации врачей-любителей футбола: 

«Все началось в 2007 году, когда я и еще несколько коллег сформулировали, что работа у всех сложная, а любовь к футболу – огромная. Турниры с участием медицинских работников (водителей и санитаров) уже проводились, а нам хотелось посмотреть, как будут играть врачи. Шло время, мы участвовали в разных турнирах, играли товарищеские матчи в Болгарии, Хорватии и Германии, а в 2015 году учредили «Ассоциация врачей любителей футбола», начали проводить чемпионат России. 

География – от Архангельска до Ставрополя, от Петербурга и Твери до Якутии. Вначале все делали за свои деньги: планировали отпуск под футбольные турниры и участвовали. Последние три года сотрудничаем с компанией по изготовлению медицинского оборудования «Швабе», которая помогает с деньгами на проживания и выезды».  

Игорь Лисянский, ортопед-травматолог, полузащитник: 

«На международных турнирах проверяют медицинское образование футболистов, играть должны именно врачи. Правда, тестируют организаторы выборочно и почему-то после матчей. Смотрят игру, и если кто-то сильно выделяется, они дают пять ситуационных задач с картинками и вариантами ответа: «Как бы вы поступили в такой ситуации?» 

Два года назад с нас сняли очки на турнире в Чехии: у нас был врач с дипломом, почему-то ответил не на все, и нам засчитали техническое поражение».  

Александр Тутов, спортивный врач «Спартак-2», капитан сборной Москвы: 

«Костяк сборной России – футболисты из Москвы и Питера. Отбор в команду проходит на сборах в небольших городках вроде Калуги: приезжают 30 человек, на турнир едут 16-18 футболистов. Наш тренер Виталий Андреевич Чугришин когда-то работал в академии «Спартака», теперь летает с нами на все турниры и отбирает футболистов.

Сборы – за свои деньги. Дорога и проживание – тоже. Чемпионат России (проходит 3-4 января, когда все свободны) – за свои. Спонсор выборочно оплачивают дорогу или проживание на международных выездах. 

– Опишите поездку на Олимпийские игры. Как это было? 

– В Черногорию нас прилетело две команды: молодежь и 40+. Ребята до 40 взяли золото, а 40+ стали шестыми. 

Обустроились в гостинице Будвы, узнали соперников на жеребьевке, начали с поражения 0:1 от Колумбии, потом играли с Мексикой, Польшей, Бразилией (победили 4:0!) и Норвегией. Бразильцы – техничные, играли за счет паса и минимума движений, но привезли команду тяжеловесов, им не хватало мобильных футболистов, кто бы пробежал 50 метров на ускорении. Мы – Россия – играем от печки, выезжаем на сильных качествах (прессинг, индивидуальные действия игроков с футбольной школой) и маскировке слабых (недостаток техники). Кто в порядке – тот в порядке! 

На футбол в день уходило по три-четыре часа, а в остальное время мы загорали, купались в море, гуляли по городу, многие приехали с семьями, меня поддерживала девушка. 

После победы поздравляли со всех сторон родные и коллеги. За 28 лет жизни это самая главная победа в футболе!»   

«Сын ходит в твоих бутсах, говорит «папа», а ты не можешь его обнять, потому что изолирован». Игроки сборной боролись с коронавирусом

Андрей Семешкин, неонатолог, работает с новорожденными: «С ковидом боролись и боремся. Моя 15-я больница имени Филатова первой перепрофилировалось под коронавирус и работает в таких условиях до сих пор. Мы будем одними из последних, кого вернут к привычной работе, плюс у нас есть роддом, который принимает пациенток с инфекцией. 

Обычно я занимаюсь реанимацией новорожденных, а в условиях пандемии – инфицированными матерями. Деток мы сразу отлучаем от матерей, они их не кормят, мы работаем в средствах защиты (особенно трудно летом в жару, когда течет пот и потеют очки).

Тяжелее всего в работе терять людей и видеть лица больных: они приезжают в неизвестное им место с неизвестной болезнью, к ним заходят люди в средствах защиты, они не видят твоего лица. Еще мне не хватало личной поддержки семьи: полтора месяца я жил отдельно и приезжал после работы в пустую квартиру. Когда вернулся – встречали как с войны. Эмоции зашкаливали, ведь я смог наслаждаться общением с ребенком и видеть, как он растет. Но самое сложное позади – видеть ребенка по видеосвязи, как он ходит в твоих бутсах, говорит «папа-папа», а ты не можешь его обнять».   

Лисянский: «Наше ЦИТО (Национальный медицинский исследовательский центр травматологии и ортопедии имени Н.Н. Приорова – Sports.ru) переоборудовали под работу с инфекционными больными на 100 коек. Обычно я занимаюсь проблемами позвоночника (деформациями, травмами и их последствиями), а с апреля по начало июня работал в реанимации. Надевал защитный костюм и уходил на две смены по шесть часов с одним перерывом: наблюдал, назначал препараты и лечение, ухаживал за больными. 

Не хочу говорить, что совершил подвиг. Да, было тяжело, но я бы не сказал, что слишком. Может в силу тренированности не почувствовал сверхъусталости. Самые тяжелые смены приходились на утро, когда организм хотел спать, а надо было работать. В реанимации негде лечь поспать, состояние пациентов нестабильное, каждый час надо делать обход – там не отдохнешь. Все это переживаемо». 

Войчишин: «Мы занимаемся дезинфекцией в домах, офисах, больницах, детских садах, школах и музеях, даже Большом театре. Как это работает: мы получаем информацию со станции скорой помощи о подозрении на коронавирус, приезжаем в место, откуда забрали человека, и обрабатываем помещение, чтобы разорвать инфекционные цепи. 

Моя работа – все это организовать, направить бригады в костюмах защиты, долго объяснять, как происходит дезинфекция, что мелкая струя обрызгивает потолки и стены, что есть оборудование «Холодный туман», когда дезинфицирующий пар равномерно садится на все поверхности. 

В наиболее сложные дни выезжал и сам. Со мной – распрыскиватель, зеленая защитная одежда и закрывающая органы дыхания маска. 

Я работаю с 20 февраля вообще без выходных, впервые отдохнул в день нашей игры с «Амкалом». Заявки на дезинфекцию сыпались одна за другой. Я думал, что люди уже не могут подняться, многие из них потеряли до 12 килограмм, а они мне отвечали: «Сколько нужно, столько и будем работать. 10% персонала переболели вирусом, бывало, что не спали по два дня. Герои, на которых можно положиться».  

Перезагрузка, отдых и обмен знаниями – футбол действительно помогает врачам 

Тутов: «Для любого человека отдых – это смена деятельности, вот и мы, оставив белый халат в отделении и операционной, идем домой и эмоционально разоружаемся волшебной игрой. На следующий день ты свежий, готов к новым творениям. 

На чемпионатах России знакомлюсь с травматологами-ортопедами со всей страны, узнаю механизм их работы в Питере, Рязани, Элисте и других регионах. Если в Москве и Петербурге все плюс-минус одинаково, то в других городах встречается удивительное: что в одних местах в ахил колят дипроспан, хотя это не рекомендуется; или пациента с повреждением латерального мениска оперируют на следующий день, хотя весь мир старается отходить от операций, отдавая приоритет консервативному лечению. А у нас сразу – на стол. Медицинские беседы с футболистами похожи на научные конференции – всегда обмен опытом, все из смежных специальностей, не бывает скучно». 

Лисянский: «Я из деревни в Ставропольском крае, а футболом в таких местах никто не занимается профессионально, для спорта есть поля и уроки физкультуры. Так что я просто любил играть в футбол. У кого-то рыбалки или охота, а у меня футбол. 

Когда нет профессиональной школы, ты никогда не остынешь к футболу. У меня четверо детей, медицина (я занимаюсь хирургией позвоночника, которая требует послушания), операции по пять-семь часов и куча консультаций пациентов, и даже в таком графике я нахожу время на футбол. Спорт – лучший способ борьбы со старостью, так что занимайтесь хотя бы гимнастикой. 

Плюс общение с футболистами-медиками помогает по работе: в нашем чате мы помогаем определить в больницу родственников, поменять работу, просто консультируем, кто, где и как работает». 

Семешкин: «Когда футбола нет, врачи отмечают, что тяжелее держать эмоции в себе. Стараюсь не вываливать их на семью, но жена все равно спрашивает, когда уже начнутся тренировки, хаха. Футбол очень нужен». 

Войчишин: «Зачем нам футбол? Во-первых, отдушина. Во-вторых, нам важно общаться внутри профессии, изучать лучшие практики в стране, учиться друг у друга. На международных турнирах всегда проходит медицинский конгресс, где врачи-футболисты со всего мира слушают друг друга, обмениваемся опытом. 

После турнира в Италии игрок нашей сборной Андрей Семешкин брал наработки с того конгресса и внедрял у себя в роддоме».   

Врачи встретились впервые за четыре месяца и уступили «Амкалу» (Сычев не верил, что врачи играют так мощно), капитана Тутова уже ненавидят фанаты блогеров 

Лисянский: «Когда корова стоит всю зиму в стойле, то, выходя на улицу, дуреет. Так и я: во время карантина делал физические упражнения, но в футбол не играл, и когда увидел большую поляну для матча с «Амкалом», ощутил настоящее счастье. 

Наша команда никак не тренировалась последние четыре месяца: если бы собрались несколько раз, было бы лучше, а так, играли с колес». 

Тутов: «Отдельно выделил бы РФС – шикарное поле, судьи РПЛ Алексей Николаев и Сергей Кузнецов, легендарный Дмитрий Сычев. Он мотивировал, что мы лучшие в своем деле, что должны получать удовольствие, а после матча поблагодарил: «Игра получилась прекрасной, не думал, что врачи умеют так играть в футбол». 

Фанаты и игроки «Амкала» игру считают не совсем прекрасной (хотя 3:2 оформили с трудом): многие из них возненавидели Тутова за два грубых нарушения на ноль желтых карточек. Сначала Александр прыгнул двумя ногами на спину игроку «Амкала» Матвею Ивахнову, а потом пробил мячом по лежащему на газоне блогеру Romaroy. 

Капитан «Амкала» Сибскана отреагировал у себя в инстаграме, наложив на видео с нарушениями Тутова песню со словами «Что за мразь?». А создатель проекта Герман в обзоре матча сказал, что действия Тутова – прямая красная карточка. 

Тутов после матча извинился перед обоими игроками, пожал руку капитану Сибскане, пересмотрел эпизоды дома и позвонил еще раз с извинениями Ивахнову.

«Амкал» продолжил собирать деньги на помощь врачам. 

«За 6 часов смены нельзя ни пить, ни есть, ни ходить в туалет». Два монолога из РПЛ о медиках, которые борются с вирусом

Фото: rfs.ru/Михаил Шапаев; личный архив Геннадия Войчишина и Андрея Семешкина; instagram.com/lisigornik

Источник: http://www.sports.ru/

spacer

Оставить комментарий