«Он как Майкл Джордан в хоккее». Первая русская суперзвезда НХЛ

Детройт Майкл Джордан НХЛ Уэйн Гретцки

Sports.ru и Бандеролька, сервис по доставке товаров из интернет-магазинов США и Европы, продолжают спецпроект об американском спорте.

Павел Буре или Сергей Федоров? Федоров или Буре? Перед очередным драфтом НХЛ в 1989 году эти сомнения не давали покоя менеджерам «Детройта», которые не могли решить, на кого из звездочек советской молодежки им потратить свой пик. О Буре говорили чаще, он был моложе, а в рейтинге лучших проспектов от The Hockey News шел на 22-м месте. И он умел забивать голы, что всегда ценилось. У европейского скаута «Ред Уингс» Кристера Рокстрема было свое мнение: «Федоров умеет больше, чем Павел. И делает это лучше».

Спорить об этом можно было бесконечно долго, но стоило ли? Побег Александра Могильного в «Баффало» и реакция на случившееся НХЛ разрушили наметки отношений, которые начали завязываться между североамериканской лигой и Госкомспорта СССР. Ждать приезда других игроков из Союза в ближайшие годы было наивно. На драфте можно было взять заведомо менее талантливого хоккеиста, который бы гарантированно находился под рукой, или рисковать. «Детройт» пошел по второму пути.

– Мы получили лучшего игрока мира, – удивил генеральный менеджер «крыльев» Джимми Девеллано после драфта, отчитываясь перед репортерами за выбор Федорова в четвертом раунде под 74-м номером. Его коллеги, вероятно, крутили пальцем у виска. Драфт-1989 изначально считался слабым, и Дэвид Пойл из «Вашингтона» уверял, что будущих суперзвезд на нем просто нет. До Сергея «Ред Уингс» забрали себе 19-летнего шведского защитника Никласа Лидстрема, а уже после – капитана молодежки сборной СССР Владимира Константинова. Было желание сорвать джекпот и получить права еще и на Буре в шестом раунде, но «Ванкувер» подсуетился чуть быстрее.

Оставалось дело за самым главным и самым сложным – вытащить нападающего из ЦСКА. И время поджимало. «Детройт» провалил сезон, и следующая неудача стала бы для многих в клубе последней.

* * *

Истории побега Федорова из сборной СССР посвящены гигайбайты текстов, и он еще не раз расскажет о ней сам. Важно одно – в июле 1990-го 20-летний игрок оказался в Детройте, где у него началась совсем другая жизнь. Просторный дом около «Джо Луис Арена», новый джип «Черокки», контракт на 5 лет с зарплатой в 250 тысяч долларов за сезон и повышенное внимание со стороны прессы – все это могло довести до истерики неокрепшую психику юноши. Но у «Ред Уингс» уже был опыт общения с европейцами-перебежчиками, и из дела Петра Климы они извлекли правильные выводы. Чех долго привыкал к новой стране, не мог простить себя за расставание с семьей и, в конце концов, запил, испортив неплохую карьеру.

В «Детройте» свели Федорова с мигрантом из Латвии Алексом Герцмарком, который давно жил в США, болел за «крылья» и был счастлив помочь игроку освоиться. Его соседом по комнате в выездных матчах стал Шон Барр, рот которого не закрывался ни на минуту. Хочешь – не хочешь, а язык приходилось учить. Местные газеты рапортовали: «Американизация Федорова проходит успешно». И публиковали на своих страницах русско-английский разговорник с фразами «Дай я тебя поцелую», «Я тебя люблю», «Не хотели бы познакомиться с моей дочкой?»

А сам Федоров учил иностранный язык по песням Guns N’Roses и мультфильмам «Черепашки Ниндзя», фанател от MTV и игры в приставку Nintendo, ездил рыбачить на озеро Мичиган и проводил по несколько тренировок в день, пресекая любые попытки сравнить его с Климой. «Я не такой», – коротко отвечал Сергей. Петр в то время как раз отмечал победу в Кубке Стэнли с «Ойлерс» и получал условный срок за вождение в пьяном виде. В тренировочном лагере Федоров подрался с Элом Конроем и охотно шел толкаться в углах площадки, сразу поставив на место тех, кто считал его типичным мягким европейцем. И, наконец, 4 октября 1990-го – день его дебюта в игре чемпионата НХЛ с «Нью-Джерси». 

* * *

– Со временем Федоров может стать игроком, который будет забрасывать по 30 шайб за сезон, – осторожничал главный тренер «Детройта» Брайан Мюррей перед стартом чемпионата-1990/91. Сергей услышал, переварил в голове и коротко ответил: «Посмотрим». Он забил в первом же матче, перехитрив Вячеслава Фетисова; после 15 игр у него было 18 очков, а в начале декабря Майк Кинэн после разгрома его «Чикаго» (5:1) сказал: «Федоров намного лучше Стива Айзермана. Когда он находился на льду, у нас не было шансов. У меня только один вопрос: хватит ли его на весь сезон?».

Детройт был покорен, НХЛ пребывала в восторге. К началу 90-х в лиге успели убедиться в том, что хоккей уже игра не только канадцев – таким был слоган одной из спортивных передач на NBC – и до Федорова ярко заявили о себе Курри, Сальминг, Луб, Линдберг, Штястны, Макаров и многие другие. Но новичок «Ред Уингс» собрал в себе лучшее из того, что показывали его предшественники из Европы, и поднял все это на следующий уровень. «No defects», – шутили в Северной Америке, склоняя слово defection (побег), с которым еще долго связывали Сергея. У него и в самом деле не было слабых сторон, а сильные качества только развивались.

«Don’t you cry tonight», – ревел в наушниках солист его любимых Guns N’ Roses Эксл Роуз. Сергей выходил на лед, и рыдать начинали те, кто пытался его остановить. Он не уступал в скорости даже Александру Могильному и Майку Гартнеру, которые убегали от любого, а катание Федорова восхищало фигуристов-олимпийцев. У него было сложно отнять шайбу без нарушения правил, запугать или сбить с ног, а техническая оснащенность, бросок и понимание игры делали шикарную рекламу для тренировок Виктора Тихонова в ЦСКА. Рядом с ним раскрывались те, кто поначалу не проходил в состав, а больше всего впечатляли его выносливость и стабильность, которой не хватало многим молодым хоккеистам.

В середине первого сезона он на ломаном английском извинялся перед тренером и журналистами: «Коуч, не могу понять, что со мной. Не набираю очки уже два матча. Это большая проблема для меня». Успокоив игрока, Брайан Мюррей еще раз взглянул на статистику и убедился – все в порядке. Центр третьего звена, номинальный чекер, который постоянно выходил в меньшинстве и иногда появлялся не на своей позиции на фланге, по результативности уступал только капитану команды Стиву Айзерману и был лучшим защищающимся игроком команды. Федоров проводил первый сезон в НХЛ.

Он опередил Ягра и Сундина в голосовании за «Колдер Трофи» и взял бы трофей, но вратарь «Чикаго» Эд Белфор при поддержке Владислава Третьяка, ставшего в том году консультантом в «Блэкхокс», свой первый год в НХЛ провел еще круче.  В конце сезона за хоккейной карточкой новичка Федорова охотились коллекционеры со всей Канады, а цена на нее достигала 30 долларов. За Гретцки и Халла давали максимум десятку, но их фотографии были почти в каждом наборе. Карточку с изображением игрока «Детройта» выпустили гораздо меньшим тиражом, и уже через несколько месяцев ее были готовы оторвать с руками.

* * *

Найти хоккейную карточку Сергея Федорова от O-PEE-CHEE сейчас несложно, а с «Бандеролькой» ее можно быстро доставить в Россию.

* * *

Через год Федоров попал на свой первый Матч звезд НХЛ и едва не отобрал приз лучшего нападающего оборонительного плана у Ги Карбонно (22 первых места в голосовании против 19 у канадца, но меньшее количество очков). Он постепенно улучшал свою статистику, а по соотношению «цена/качество» игроков лучше него в лиге не было. Эрик Линдрос спровоцировал своим появлением в «Филадельфии» рост зарплат, и даже дебютант «Детройта» Слава Козлов получал на 150 тысяч больше Сергея. Федоровым восхищался Дон Черри, заявивший, что этот русский по характеру идеально подходит его любимым «Брюинс», а голы… Это было что-то. Одной рукой, в падении, в меньшинстве и в овертайме игры плей-офф.

В отличие от Могильного, который мог отказаться от интервью после матча с четырьмя голами и назвать журналистов глупцами, Федоров быстро понял правила поведения в бизнес-лиге, дарил репортерам небанальные цитаты и рассказывал интересные истории. «Детройт» окончательно вылез из болота, в котором прозябал полтора десятилетия, и в сезоне-1992/93 установил клубный рекорд по количеству побед в регулярке. Он вел 2-0 в серии с «Торонто» и был в трех минутах от того, чтобы выиграть седьмой матч, но Дуг Гилмор и Николай Борщевский затащили «листья» в следующий раунд и тем самым изменили ход истории для «Ред Уингс».

Спустя месяц после поражения вместо Брайана Мюррея команду возглавил Скотти Боумэн, который уже тогда был самым успешным тренером в истории НХЛ. «Крылья» нацелились на титул, и для этого у них было все: Айзерман как главная звезда, Федоров – его тень, Коффи, Лидстрем и Константинов в обороне, Сиссарелли – опыт, Примо – молодость и сила. А когда о паузе в карьере объявил Марио Лемье, коэффициент на победу «Ред Уингс» стал еще выше.

Боумэн призвал сначала дождаться выхода в плей-офф, а уже потом рассуждать о шансах. В своих планах перед новым сезоном Скотти видел Сергея в звене Айзермана на правом фланге – слева должен был играть Даллас Дрэйк. С начала чемпионата не прошло и двух недель, как все пришлось поменять. В матче с «Виннипегом» Стив серьезно травмировал плечо и надолго оставил команду без самого забивного нападающего.

– Теперь нам придется использовать Федорова чаще. Он наша основная надежда, – встревожено говорил Боумэн.

91-й номер «Ред Уингс» ждал этого момента со дня своего дебюта в лиге. В середине осени его еще сравнивали с Айзерманом, в декабре говорили, что он также хорош, как Уэйн Гретцки, а перед Матчем всех звезд Великий сам произнес то, что было на языке у многих. Прямо сейчас Сергей Федоров – лучший игрок НХЛ.

* * *

С потерей Айзермана «Детройту» пришлось перестраиваться, и неудачное начало сезона (7 поражений в 10 матчах) как бы говорило тренерам и игрокам о том, что затягивать с корректировками в составе было чревато. К Федорову отправили новичка Козлова и ветерана Сиссарелли, и эти трое моментально сработались. Дино оставалось караулить шайбу вблизи ворот и вовремя покидать зону атаки, чтобы не попадать в офсайд, а два бывших хоккеиста ЦСКА понимали друг друга не глядя.

Когда Сергей находился на площадке, казалось, что «Ред Уингс» играли в большинстве. Он был первым у шайбы и успевал сделать задуманное до того, как это приходило в голову его соперникам.  В отсутствии Айзермана Федоров взял на себя роль главного снайпера команды и оставался ее лучшим оборонительным игроком. Когда усталость от двойных смен накрывала, случались провалы – как, например, в декабрьской игре с «Монреалем», где он заработал «минус 5» – но следовал короткий отдых, и самый быстрый мустанг Детройта опять был неудержим.

– Он как Майкл Джордан в хоккее, – покусился на святое Шон Барр после очередного суперматча Федорова. – В каждой игре он делает то, чего от него никто не ждет.

И Барр сравнивал его не с Джорданом-бейсболистом, который в 1993-м безуспешно пытался найти себя в MLB, а с лучшими днями Эм Джея в «Чикаго Буллс». Федоров мог подхватить шайбу у своих ворот, виртуозно протащить ее через всю площадку и дальше или отдать передачу на свободное кольцо, или сам вколотить данк щелчком со скоростью в сто миль/час.

И тот, и другой играли зрелищно, эффективно и делали это с такой легкостью, словно им противостояли не лучшие атлеты мира, а юниоры. Они выжимали из себя все до последней капли, когда команде это было особенно необходимо, здорово смотрелись на обложках спортивных журналов и в рекламных роликах. Тему сравнения Федорова с Джорданом подогрела компания Nike, которая вскоре сделала хоккеиста своим первым европейским клиентом и предложила контракт на четыре года. «Он – олицетворение скорости в спорте. Брэнд Федорова известен на весь мир», – отмечалось в пресс-релизе после оформления сделки. На Сергее появились белые коньки, которые исчезли из НХЛ в начале 70-х, и по задумке маркетологов Nike именно с игроком «Детройта» должен был ассоциироваться хоккей после того, как Марио и Уэйн завершили бы свои карьеры. 

• • •

Белые коньки Сергея Федорова сейчас очень сложно найти, но любых других в американских интернет-магазинах огромный выбор. Они, как и другая хоккейная амуниция, обойдутся сильно дешевле, если доставить их из США с «Бандеролькой».

* * *

К Новому году Федоров обогнал в таблице лучших бомбардиров чемпионата НХЛ Уэйна Гретцки, а его «Детройт» подвинул «Кингс» за черту участников плей-офф. В последний день 1993-го конкуренты встретились на «Джо Луис Арена», и игра завершилась вничью – 4:4. Сергей сделал это, а Уэйн собрал за матч «минус 3».

– Сергей и раньше в каждом матче выдавал смену, после которой хотелось сказать «вау». Сейчас у него каждая смена «вау». Я видел только двух игроков, которые бы доминировали так, как он – Марио и Уэйн. Но Федоров делает это по-особенному, – отмечал Айзерман, который после возвращения в состав на время отправился на фланг. Скотти Боумэн видел в Сергее копию Жака Лемэра, восьмикратного обладателя Кубка Стэнли, а 15 из 20 главных тренеров клубов НХЛ назвали Федорова MVP первой половины сезона. На Матче звезд он играл в одной команде с Гретцки и, конечно же, забил.

Во второй части регулярки их погоня продолжилась. Уэйн через прессу заявлял, что именно Сергей выиграет бомбардирскую гонку, но Боумэн разумно решил приберечь своего бомбардира перед плей-офф, и Гретцки завоевал свой очередной «Арт Росс Трофи». В конце сезона в шапках спортивных газет можно было найти две таблички: сколько голов Великому осталось до повторения рекорда Горди Хоу, и сколько очков между ним и Федоровым.  Оба забега он выиграл, и все равно не смог дотащить «Лос-Анджелес» до плей-офф. После рекордного 802-го гола в карьере Гретцки спросили, а кто со временем опередит его?

– Федоров может. Я думаю, у него отличные шансы. Это прекрасный молодой игрок, за которым будущее НХЛ. Что мне нравится больше всего, это его работа на команду, он совсем не жаден до успеха. Меня учили побеждать и что нужно делать для этого. И первым делом я смотрю на то, насколько эгоистичен хоккеист. Федоров из тех, кто играет на команду, – отмечал Уэйн.

В том сезоне Сергей забил 56 голов и набрал 120 очков с показателем полезности «плюс 48». Он стал первым европейцем, названным самым ценным игроком регулярного чемпионата, а рядом с его «Харт Трофи» после церемонии вручения наград стояли еще две статуэтки – «Селке Трофи» и «Тед Линдсэй Эворд», который среди игроков ценится даже больше. «Детройт» выплатил ему 400 тысяч долларов в качестве бонусов за все эти призы, что было больше суммы его годового контракта, а свое выступление Федоров завершил поздравлением русской четверки «Рейнджерс», победившей в Кубке Стэнли: «Это моя следующая цель. Когда-нибудь и мое имя появится на этом кубке».

Ждать оставалось совсем недолго. «Детройт» подумывал о замене Боумэна на Майка Кинэна, но «рейнджеры», по слухам, запросили взамен права на Федорова, и разговоры быстро прекратились. Айзермана отправляли в «Оттаву», но и эта сделка не состоялась. Всего через три года терпение «Ред Уингс» себя оправдало.

Истории легенд главных спортивных лиг Америки Sports.ru рассказывает вместе с «Бандеролькой». После регистрации в этом сервисе у вас появится личный адрес для покупок в США и в Германии, на него вы сможете заказывать одежду, обувь, гаджеты — все что угодно. Потом Бандеролька доставит покупки домой и сэкономит кучу денег. Так можно прикупить настоящие Levi’s за $35 (2000 рублей), New Balance за $50, а iPhone 7 за $649 или новый iPad за $329. Пользуйтесь и экономьте!

Фото: REUTERS/Mike Blake; РИА Новости/Фред Гринберг; Gettyimages.ru/Elsa

Источник: http://www.sports.ru/

spacer

Оставить комментарий