Психология

«Чтобы дети учились, им должно быть не страшно, а наша система построена на фиксации ошибок»


Любой ребёнок — «машина» для
поглощения знаний и навыков. Он создан для того, чтобы учиться. Его
мозг бурно развивается, создаются все новые и новые нейронные связи.

spacer

Мария Фаликман о мышлении как решении задач

Исследования мышления в психологии начинаются в конце XIX
века в городе Вюрцбурге, соответствующая школа и получила название Вюрцбургская
школа психологии мышления. До этого психологи считали, что мышление не
отличается от остальных процессов, от восприятия, памяти, что оно подчинено тем
же самым законам ассоциации и решение мы находим по ассоциациям в нашем прошлом
опыте. Вюрцбуржцы первыми попытались понять специфику мышления, они даже
придумали для этого специальный метод на основе принятого тогда в психологии
метода интроспекции, или всматривания внутрь себя. Но очень трудно
всматриваться внутрь себя, даже решая простую мыслительную задачу, такую,
например, как понимание смысла пословицы. Поэтому они придумали дробить процесс
наблюдения на маленькие кусочки и наблюдать,
например, что происходит в тот момент, когда пословицу
прочли, что в тот момент, когда ее смысл был
понят, что в тот момент, когда мы начали объяснять смысл и
так далее.


Такая интроспекция получила название
систематической экспериментальной. Но, по сути дела, задачи, которые
использовали вюрцбургские психологи, не были мыслительными задачами в строгом
смысле слова. Они так или иначе опирались на прошлый опыт. И главное открытие
для психологии вюрцбуржцев состояло в том, что они обнаружили, что мышление, по
всей видимости, не сводится к чувственным образам, которые хранятся в нашей
памяти. Это не просто соединение образов между собой, а это что-то отличающееся
от них и не сводящееся к ним. Собственно говоря, главным открытием вюрцбуржцев
было открытие безо́бразного характера мышления. В качестве единиц мышления
стали выделять мысли как направленность на поиск решения, как сознанность,
правило или отношения между какими-то элементами или самого намерения решить
мыслительную задачу. Этот нечувственный безо́бразный характер мышления был
впоследствии подхвачен последователем Вюрцбургской школы, который работал
позже, не входил в эту школу, но идейно к ним примыкал. Это был Отто Зельц,
психолог, впоследствии погибший в Освенциме, который попытался понять, каким
образом человек решает стоящие перед ним задачи, проанализировав структуру
самой задачи. Что такое задача? Нам что-то дано — мы это знаем, нам нужно
что-то найти — мы этого не знаем. И для того чтобы это найти, нам нужно
использовать какую-то операцию или какой-то метод.

Что такое нерешенная задача? Это такой незавершенный
комплекс, включающий это исходное, искомое и метод нахождения искомого. И
главная операция, которую мы используем при решении задач, — это операция
восполнения этого комплекса. Как мы его можем восполнить? И Зельц находит,
анализируя свои экспериментальные данные, — тоже на простых задачах вроде
подбора синонима к слову — несколько возможных способов восполнения. Во-первых,
мы можем просто найти решение в прошлом опыте — взять и перенести, если мы уже
решали такие задачи. Это будет называться рутинной актуализацией средств. Мы
просто вытаскиваем средства и сразу же находим решение. Если готового решения
нет, мы можем попытаться найти в нашем прошлом опыте комплекс, похожий на наш
незавершенный, но уже завершенный, в котором есть и искомое, и метод его
нахождения, попытаться абстрагировать этот метод из прошлого опыта и перенести
его в нашу актуальную задачу.

А что делать, если в нашем опыте готового, завершенного
комплекса нет? Тогда абстракция может быть произведена не из прошлого опыта, а,
например, из наблюдения какой-то ситуации вокруг нас, которая похожа на наш
незавершенный комплекс. Но для этого мы все время должны держать его в голове.
Зельц предполагает, что именно так Бенджамин Франклин придумал громоотвод. Ему
нужно было что-то, что соединило бы землю и небо, позволило бы заземлить
молнию, и он однажды увидел воздушного змея, хвост которого свисал вниз. Это
был завершенный комплекс, из которого Бенджамин Франклин абстрагировал метод и
получил решение его задачи.

Но не вполне понятно, что делать с настоящим творчеством —
поэтическим, художественным и так далее. Зельцу в этой ситуации некомфортно,
потому что всякий раз для него восполнение комплекса — это использование
прошлого опыта. Как и вюрцбуржцы, он считает, что мышление основано на прошлом
опыте и мы только абстрагируем этот нечувственный метод, который позволяет
найти решение. Он пишет о специфическом ценностном сочетании воздействий,
целеполагании, которое порождает художественное произведение, стихотворение и
так далее. Но это сочетание таких воздействий, которые уже тоже присутствовали
в нашем прошлом опыте. То есть поэт, творя, так или иначе на прошлый опыт
опирается. И только в такой школе психологии мышления, как гештальтпсихология,
психология целостности, идея, что мышление основано на прошлом опыте, будет
полностью перечеркнута.

И главным теоретиком здесь был тоже довольно рано погибший
Карл Дункер, который полагал, что решение задачи никогда не может быть
привнесено извне — из прошлого опыта, из наблюдения за происходящим вокруг. Оно
может возникнуть только из анализа конфликта между условиями и требованиями
решаемой нами задачи и никак иначе. Если мы этого конфликта не поймем, то
решения задачи мы из него не вырастим. На самом деле работы Дункера продолжали
исследования мышления, которые еще в годы Первой мировой войны проводил с
обезьянами гештальтпсихолог Вольфганг Кёлер, работавший в питомнике на острове
Тенерифе и просивший обезьян решать задачи, готовых решений для которых у них
не было. Например, достать подвешенный к потолку банан или добыть приманку за
пределами клетки, до которой обезьяна не дотягивается. Что тогда обнаружил
Кёлер? Он увидел, что обезьяны суетятся, прыгают, вдруг замирают и правильно
решают задачу, поняв, по всей видимости, конфликт между тем, что у них есть, и
тем, что им нужно. Например, лапа слишком короткая, банан слишком высоко,
значит, нужно сокращать этот разрыв. Или яблоко слишком далеко, лапа до него не
дотягивается — нужно сокращать разрыв. То есть нужно переструктурировать
ситуацию, изменить ее структуру. Это переструктурирование ситуации, что
приводит к мгновенному изменению поведения животного и ведет к решению задачи,
Кёлер обозначил словом «инсайт». И в этом же значении слово «инсайт» уйдет в
описание решения мыслительных задач человеком.

Что такое инсайт по своей объективной структуре? Именно на
этот вопрос пытался ответить Карл Дункер, используя так называемые малые
творческие задачи, которые, как правило, имели некоторый практический выход.
Типичная задача Дункера: металлический шарик падает на металлическую же
поверхность и мгновенно отскакивает. Как доказать, что в момент соприкосновения
с поверхностью шарик деформируется? Дункер дает такие задачи своим испытуемым и
ведет с ними диалог. Испытуемые задают уточняющие вопросы, потому что условия
всегда немного недоопределенные, а экспериментатор записывает, о чем человек
спрашивает, что он предлагает, и строит родословное дерево решения
задачи.

Обнаруживая, что разные способы изменения ситуации, разные
реализации соответствуют одному и тому же функциональному решению, одному и
тому же пониманию конфликта между условиями и требованиями. Например, шарик
падает слишком быстро, и это одна трактовка конфликта. Или поверхность слишком
твердая, на ней не остается следов — другая трактовка конфликта. А дальше мы
можем получать разнообразные реализации, например, использовать какой-нибудь
мягкий посредник. Каким образом мы приходим к этому решению? Дункер
предполагает, что все начинается, собственно говоря, с понимания конфликта, но
не с понимания самого факта конфликта — мы можем понять, что здесь что-то не
стыкуется, отчаяться и забросить задачу вообще, точно так же как обезьянка
может понять, что она не допрыгивает до банана, начать бить себя в грудь и
расстраиваться где-нибудь в углу клетки. Понимание конфликта предполагает
готовность туда проникнуть. И, собственно, проникая в ситуацию, мы можем найти
это переструктурирование всей картинки, то есть функциональное решение, которое
может быть реализовано так или иначе.

Естественно, в протоколах рассуждения человека мы сначала
имеем реализации и от них можем понять, какое функциональное решение здесь
имелось. А реализаций может быть много. Обезьянка может достать висящий под
потолком банан, построив пирамиду из ящиков, а может использовать вместо ящиков
служителя. Главное, чтобы направление мысли было правильным. Еще Кёлер
анализировал умные ошибки, когда, например, обезьяна правильно строит пирамиду
из ящиков, но внизу ставит самые маленькие, а наверху — побольше, и они
обрушиваются. Также анализировались ошибки глупые, когда обезьяна, глядя на
другую, строит пирамидку у стеночки, она держится, но до приманки далеко,
конфликт не устраняется. Что мешает мышлению? Дункер предполагает, что мышлению
мешают статичные структуры, то есть, по сути дела, наш прошлый опыт. Если в
прошлом опыте заморожено какое-то решение задачи, или, как скажут
гештальтпсихологи, функционально фиксировано, то мы задачу не решим.

То есть, если за каким-то предметом закреплено значение, нам
очень трудно прийти к тому, что этот предмет может быть использован в другой
функции. Например, Норман Майер в известных исследованиях мышления подвешивал к
потолку две веревки, ставил в комнате стол, клал на стол плоскогубцы и просил
своих испытуемых связать концы веревок, чего человек сделать не мог: они не
дотягивались друг до друга, когда он держал первую веревку одной рукой, а
вторую — другой рукой. То есть он просто не мог их ухватить. Когда
экспериментатор советовал использовать плоскогубцы, человек совершенно не мог
понять, как их использовать. Но если экспериментатор случайно задевал плечом
веревку и она начинала раскачиваться, подсказывая, по сути дела, принцип
решения задачи, человек без упоминания плоскогубцев мог сообразить привязать их
к одной веревке, раскачать, тем временем побежать, схватить другую веревку и
соединить концы этих веревок вместе. То есть функциональная фиксация мешает нам
решать задачи, но если подсказать принцип решения, причем подсказать тогда,
когда человеку задачу еще решать не надоело, то, скорее всего, она будет
решена. Дальнейшие экспериментальные исследования мышления состояли в основном
в изучении тех факторов, которые влияют на успешность решения задач. Это могли
быть неспецифические факторы, такие как мотивационное, эмоциональное состояние,
личностные особенности человека, и факторы специфические: как задача
сформулирована, давались ли какие-то подсказки или, наоборот, ложные установки
на использование неправильных свойств объекта и так далее.

 

Источник: http://psypress.ru/articles/

spacer

МГППУ на ММСО: итоги

15 апреля, в заключительный день работы ММСО,
команда МГППУ продолжила интенсивную работу на форуме. Вот только некоторые
мероприятия, в которых участвовали преподаватели и студенты нашего
университета.

Старший преподаватель кафедры возрастной
психологии им. Л. Ф. Обуховой С.С. Ермаков провел тренинг для школьников по
игровой профориентационной методике «Формула-5». Это карточная игра,
разработанная профессором Н.С. Пряжниковым для подростков на базе типологии
профессий Е. А. Климова.

-Главная задача этой игры не выбрать профессию, а
научить делать осознанный выбор. То есть с помощью этой методики мы стараемся
активизировать профориентационное мышление, — объяснил Сергей Сергеевич.

Н. В. Кочетков и М.Н. Расходчикова провели
практическое занятие «Социальная психология на ладони». Ведущие предложили
гостям стенда МГППУ заполнить опросник на тему отношений в коллективе, а затем
поделились секретами эффективного социального взаимодействия. Руководитель НМЦ
ИПИО Е.В. Самсонова приняла участие в круглом столе
«Инклюзивное
образование – территория взаимодействия: информационная доступность
образовательных ресурсов и услуг». Круглый стол был посвящен узкой, но
важной теме — отсутствию у родителей детей с ограниченными возможностями
достаточной информации о том, какие специальные условия для них созданы в том
или ином учебном заведении.


Елена Валентиновна подчеркнула, что
актуальной задачей на сегодняшний день остается создание совместными усилиями
различных ведомств и родителей информационных навигаторов социальных и
образовательных услуг для детей с ОВЗ и их семей в регионах России.

Все эти четыре дня команда МГППУ в режиме нон-стоп
общалась с посетителями форума: консультировала абитуриентов, помогала
школьникам сориентироваться на выставке, читала лекции, проводила мастер-классы
и участвовала в экспертных дискуссиях.

Под занавес работы форума заместитель министра образования В. Ш. Каганов
наградил МГППУ почетной грамотой за вклад в развитие образования, а мы выражаем
большую благодарность всем студентам, преподавателям, сотрудникам нашего
университета, которые участвовали в подготовке и в работе МГППУ на
выставке.

 

 

Источник: http://psypress.ru/articles/

spacer

МГППУ на ММСО: день третий


10.00

Отправить маме
слона

Старший научный
сотрудник ИПиО А. С. Екушевская провела инклюзивный мастер-класс «Добро без
границ».

Место действия:
стенд МГППУ

На этом мероприятии каждый гость стенда мог
нарисовать открытку для своих друзей и близких, написать пожелания и отправить
ее с помощью волшебной, но точной почты.

Вот, что говорит об этом мероприятии сама
Анастасия Сергеевна:

 

 

 


11.30

«Чаще всего
ребенок с РАС кричит, когда устал»

Директор ФРЦ
А.В. Хаустов и учитель начальных классов ФРЦ Н. А. Мамонтова прочитали лекцию
на тему: «Если в класс пришел ребенок с РАС».

Место действия:
зал «Выготский»

Лекция была посвящена двум конкретным аспектам работы с
детьми с РАС: как убедить ребенка сесть за парту, и что делать, если ученик
кричит на уроке.
-Какие приемы для решения первой проблемы вы используете? Артур Валерьевич
начал лекцию с обращения к залу.
-Положить на парту что-то интересное.
-Да, что-то, что привлечет его внимание, подхватила Наталья Александровна. Мы,
учителя, должны работать на опережение: например, положить на парту пазл за
две-три минуты до урока, ребенок его с удовольствием соберет, после чего можно
переходить к занятию на радостной ноте.
В числе других стратегий спикеры отметили поощрения после урока, индивидуальный
план дня и самого занятия, наличие понятных визуальных инструкций,
использование дополнительных звоночков.
-Что касается крика: чаще всего ребенок с РАС кричит, когда устал. Здесь важно
понимать, что он имеет право на дополнительные перерывы во время занятия.
Помимо этого, чтобы облегчить ребенку учебу, нужно адаптировать учебный
материал. И, конечно, важно уделять внимание сенсорной разгрузке: использовать
боковые ширмы, которые ставятся прямо на парту, шумопоглощающие наушники и
многое другое.

Более подробную информацию можно получить на сайте
ФРЦ: http://autism-frc.ru


14. 00

Как правильно построить эксперимент по изучению мозга?

Научный сотруднк МЭГ-центра А.Ю. Николаева провела семинар, посвященный дизайну
научного эксперимента и особенностям подготовки стимульного материала.

Место действия: стенд МГППУ  

Как исследователь может увидеть и
проанализировать, что происходит в мозге человека?

С помощью эксперимента. А его неотъемлемая часть —
это предъявление испытуемому стимульного материала. Но не все так
просто.

-Если мы просто покажем человеку одну картинку, мы
ничего не поймем. Потому что наш мозг всегда активен: разглядеть на фоне этой
невероятно интенсивной активности реакцию именно на нашу картинку очень сложно.
Это значит, что картинку придется предъявить испытуемому 150 раз. Так нам
удастся «усреднить» общий шум, который можно будет «отсечь».
Подготовка стимульного материала — сложная и кропотливая задача. Анастасия
Юрьевна предложила создать образец для примера прямо на стенде: гости семинара
сделали аудиозапись, почистили ее от шумов, после чего Анастасия Юрьевна
объяснила на схеме мозга, как именно орган реагирует на стимульный материал, то
есть какие его зоны вовлечены в обработку сигнала.

Подробнее об исследованиях МЭГ-центра можно почитать на сайте:
http://www.megmoscow.ru


15.00

Как выглядит
ваша радость?

Преподаватель
кафедры специальной психологии и реабилитологии МГППУ

О. В.
Белозерская провела мастер-класс «Арт-терапия: работа с эмоциями».

Место действия: стенд
МГППУ  

 

 

-Сейчас уделяется очень большое внимание развитию
эмоционального интеллекта, эмоциональной сферы. И у детей, и у взрослых.
Сегодня я предлагаю вам небольшое упражнение на развитие этой сферы. Мы
попробуем научиться распознавать свои эмоции, управлять ими и менять их с
помощью рисуночной арт-терапии.
Ольга Валентиновна напомнила, что к базовым эмоциям относятся страх, гнев,
радость, удивление и печаль. После чего предложила всем гостям стенда
изобразить все эти эмоции без подписей и знаков за 15 секунд, опираясь на
первую ассоциацию. Справившись с рисунками, участники занятия обсудили работы
друг друга.

Источник: http://psypress.ru/articles/

spacer

МГППУ на ММСО: день второй

11.00

«Гравити фолз»
или «Фиксики»?

Е. Е. Клопотова
и И.А. Самкова (кафедра «Дошкольная педагогика и психология») провели дискуссию
«Игра современных дошкольников: веселый досуг или образовательная
практика».

Место действия: стенд МГППУ

Ребята, а как бы вы объяснили, кто такой дошкольник? С чем он у
вас ассоциируется?
-С игрушками!
-Это необразованный человек.
-Ребенок, которого надо поставить на ноги.
— Да, действительно, но, давайте посмотрим на этот возраст с точки зрения того,
что у человека должно быть. Для развития нам нужен хороший фундамент, а он
закладывается еще до школы. Как же нам его построить?
-Посадить детей за книги и буквари.
-Играть с ними в интеллектуальные игры.
-Да просто общаться.
-Неплохо! Но вообще-то с детьми еще и мультики можно смотреть…
-Мы спросили ребят: какие мультики вы смотрите? Они, немного стесняясь, назвали
«Фиксиков» и какие то еще детские мультики из категории 0+. Мы сразу поняли,
что они нас стесняются и дают социально желательные ответы. Поэтому осторожно
уточнили: «а «Гравити Фолз» смотрели? Это же очень крутой мультик»! Естественно
они подхватили эту идею и назвали нам еще много подобных мультсериалов. Сколько
бы взрослые не запрещали смотреть какие-то мультфильмы, дети все равно будут их
смотреть. Поэтому мы считаем, что задача взрослых — научить ребенка правильно
воспринимать мультфильмы. Научить видеть положительные посылы. Объяснить
непонятные вещи. Привлечь внимание к доброму и светлому, отметили Екатерина
Евгеньевна и Ирина Анатольевна.

12.00

«Рано или
поздно школа будет выпускать своих детей в университеты, которые тоже будут
инклюзивными»

Инклюзивные
педагогические практики: лучшие школы России. Мастер-классы и
экспертиза.

Место действия:
зал «Выготский». В ходе мероприятия педагоги-победители конкурсов по
инклюзивному образованию поделились опытом обучения детей с ограниченными
возможностями здоровья. 


Директор Института проблем инклюзивного образования МГППУ С.
В. Алехина выступила в роли модератора встречи, ставшей логичным продолжением
презентации вновь созданной Ассоциации инклюзивных школ России. В мероприятии
участвовали не только директора, педагоги и психологи лучших инклюзивных школ
страны, но и иностранные гости и эксперты.

Светлана Владимировна обратила внимание на
необходимость продолжать развивать идею инклюзии на всех уровнях образования:
«Рано или поздно дети заканчивают школу и идут учиться дальше. Поэтому сегодня
перед нами стоит очень большая задача: сделать высшее образование доступным для
всех, кто хотел бы его получить. Поэтому в ВУЗах появляются проректора по
инклюзивному образованию, адаптируются программы. В этом отношении рано или
поздно школа будет выпускать своих детей в университеты, которые тоже будут
инклюзивными».


12.00

Современный руководитель, кто он?

Заведующая
кафедрой психологией управления МГППУ А. В. Погодина прочитала мини-лекцию с
элементами тренинга «Управляй! Об универсальных законах менеджмента»

Место действия:
стенд МГППУ

-Мы обсудили, кто такой современный руководитель, какие
требования предъявляет общество современноу руководителю, объянила Алла
Васильевна, — но, может быть, самой главной моей задачей было дать гостям
информацию о них самих. Я предложила им, с одной стороны смешные, а с другой
стороны, очень диагностические тесты, которые им помогут разобраться: могут ли
они сами быть руководителями или нет.

14.30

«Я не думаю,
что игра уйдет совсем».

Л.И.
Эльконинова, старший научный сотрудник Института дошкольного образования и
семейного воспитания РАО, член Международной психологической организации ISSBD,
доцент кафедры возрастной психологии МГППУ рассказала о детской игре в век
гаджетов.


Место действия: зал
«Песталоцци»

Людмила Иосифовна рассуждала о сюжетно-ролевой игре в
контексте культурно-исторической психологии.
-Эта психология говорит нам, что психическое развитие — это присвоение культуры
и, если мы считаем, что гаджет — это продукт культуры, то так к нему и надо
относиться. Компьютер — это орудие, и только от человека зависит как оно будет
использовано.   
В своей лекции Людмила Иосифовна отметила, что, на ее взгляд, в отношении
текущего состояния сюжетно-ролевой игры есть ряд стереотипов. Во-первых, такая
игра вовсе не так безопасна, как ее принято воспринимать в сравнении с
компьютерными. Во-вторых, она не распалась с приходом новых технологических
возможностей.
-Мир ускоряется, становится опаснее. И чем он опаснее, тем больше последствий
наших действий мы обязаны испробовать в условном пространстве, отметила
она.


15.30

Какими техниками изучения языка можно дополнить
скучные грамматические правила?

Студенты
факультета «Иностранные языки» провели мастер-класс «WORK SHOP: Многообразие
методов и приемов преподавания иностранного языка в рамках современного
коммуникативного подхода»

Место действия:
стенд МГППУ

В ходе лекции ребята не раз отметили, что в наше время вовсе
не обязательно ограничиваться книгами по грамматике.
-Есть множество разнообразных способов выучить язык: в языковой школе, за
рубежом, с репетитором. А кто-то хочет учить язык самостоятельно. Они выбирают
наиболее эффективные и проверенные временем методики: коммуникативную, работу в
мини-группах, метод мозгового штурма, карусели, ажурной пилы и броуновского
движения.

 


16.30

«Кто-нибудь
знает, что такое кормильство»?

Доцент кафедры
педагогической психологии МГППУ М.В. Енжевская прочитала лекцию на тему
«Портрет современного учителя».

Место действия:
стенд МГППУ

Марина Владимировна подробно рассказала о разных этапах
становления системы образования и воспитания в России, начиная с самых древних
времен.
-Вот, например, кормильство — это социально-педагогическое явление на Руси
X-XII вв. Кормильцев подбирали для воспитания детей феодальной знати, объяснила
она.
Гости стенда также обсудили постепенную трансформацию принципов работы учителя
и посмотрели небольшой фильм о самых значимых представителях этой
профессии.

ММСО продолжит
свою работу 14 и 15 апреля. Ждем вас на стенде МГППУ в павильоне ВДНХ №
75.

Программу работы стенда МГППУ в формате pdf можно
скачать здесь.

Источник: http://psypress.ru/articles/

spacer